Warning: Parameter 2 to qtranxf_postsFilter() expected to be a reference, value given in /homepages/42/d667281837/htdocs/benen/wp-includes/class-wp-hook.php on line 298

Warning: Parameter 2 to qtranxf_postsFilter() expected to be a reference, value given in /homepages/42/d667281837/htdocs/benen/wp-includes/class-wp-hook.php on line 298

Warning: Parameter 2 to qtranxf_postsFilter() expected to be a reference, value given in /homepages/42/d667281837/htdocs/benen/wp-includes/class-wp-hook.php on line 298
ОСОБЕННОСТИ РАЗВИТИЯ И ЛЕЧЕНИЯ КАТАРАКТЫ У ИММИГРАНТОВ ИЗ СТРАН БЫВШЕГО СССР. | Сайт доктора Игоря Бененсона

ОСОБЕННОСТИ РАЗВИТИЯ И ЛЕЧЕНИЯ КАТАРАКТЫ У ИММИГРАНТОВ ИЗ СТРАН БЫВШЕГО СССР.

By: | Tags: | Comments: 0 | 02 02, 2017

ОСОБЕННОСТИ РАЗВИТИЯ И ЛЕЧЕНИЯ КАТАРАКТЫ У ИММИГРАНТОВ ИЗ СТРАН БЫВШЕГО СССР.

Беседа с хирургом-офтальмологом, профессором,
врачом Высшей Американской Категории,
И. Л. Бененсоном, MD, DO, PhD

Q. В последнее время в некоторых русскоязычных газетах Филадельфии и Нью-Йорка появился ряд популярных статей ваших коллег и даже представителей альтернативной медицины, посвященных заболеваниям глаз. Что вы могли бы добавить к содержанию этих статей, основываясь на Вашем многолетнем опыте диагностики и лечения глазных болезней в России и в США?

A. Я с большим вниманием слежу за подобными публикациями. Они несомненно способствуют пониманию основ различных болезней глаз, помогают пациенту правильно оценить тот или иной метод лечения, предлагаемый врачом, и самое главное, акцентируют внимание на необходимости регулярных визитов в доктору с целью профилактики и ранней диагностики заболеваний, которые гораздо легче поддаются лечению в ранней стадии развития.
Вместе с тем, за редким исключением, я не встретил обсуждения специфических проявлений ряда глазных болезней, которые свойственны нашим соочественникам. Сегодня не секрет, что существуют особые формы заболеваний, характерные для определенных этнических групп, к одной из которых относится русскоязычная диаспора. Поэтому целенаправленная дискуссия о таком состоянии, как, например, катаракта в русскоязычной прессе очень важна. Своевременная диагностика нередко определяет необходимость нестандартного комплексного лечения, рекомендуемого вашим офтальмологом. Пациенты нуждаются в своеобразном “ликбезе”. Просвещенный в этой области медицины больной в состоянии адекватно оценить предлагаемый план лечения и вместе с врачом принять оптимальное для своего здоровья решение.

Q. В чем же состоят эти особенности?

А. Прежде всего, катаракта, как широко известно — это помутнение хрусталика (преломляющей линзы глаза), ведущее к слепоте, если человек не обращается к специалисту. Исключительно важной я считаю высокую предрасположенность наших соотечественников к развитию такого сопутствуюшего катаракте состояния, как псевдоэксфолиативный синдром (или проще – эксфолиации). Первоначально считалось, что данное заболевание было присуще, преимущественно, жителям Скандинавских стран. Лишь в последнее время выявлено, что жители Восточной Европы и таких стран бывшего СССР, как Россия, Украина и Беларусь, в огромном количестве подвержены этому заболеванию. Я встречаюсь с эксфолиациями почти у половины моих пациентов после 55 лет, и их число растет с увеличением возраста. У 80-летнего человека из Беларуси, России и Украины риск развития эксфолиаций достигает 80%.

К сожалению, мы до сих пор не знаем причину возникновения этого заболевания. Оно не вызывает симптомов и диагносцируется лишь при клиническом осмотре в офтальмологическом офисе. Мы, тем не менее, знаем чем чреват эксфолиативный синдром. Эксфолиации приводят к недостаточному медикаментозному расширению зрачка и медленно разрушают тонкие связки, обеспечивающие стабильное положение катарактально измененного хрусталика в глазу. Широкий зрачок и стабильность хрусталика – необходимые компоненты успешного проведения опрерации. Эксфолиации негативно влияют на оба фактора. Это переводит операцию из категории стандартных, или “рутинных” в категорию “повышенной сложности”. А это, в свою очередь, увеличивает риск операционных осложнений. Поэтому, планируя такую операцию, хирург должен предусмотреть использование дополнительных инструментов и нестандартных манипуляций. Офтальмолог, часто сталкивающийся с данным заболеванием, в большинстве случаев в состоянии избежать осложнений, но это всегда требует тщательного планирования операции, особой осторожности, готовности, при необходимости, изменить хирургическую тактику.

Q. Может ли пациент сделать что-то, чтобы, в свою очередь, снизить риск осложнений?

А. Безусловно. Ни в коем случае нельзя затягивать с операцией. Чем раньше ее сделать, тем больше шансов, что эксфолиации еще не успели разрушить более половины хрусталиковых связок. Стабильность хрусталика в глазу в этом случае еще адекватна, и риск осложнений не выходит за пределы разумного. К сожалению, я порой встречаю пациентов, которые, невзирая на рекомендации, предпочитают оттягивать сроки операции, и когда, наконец, решаются, то эксфолиации уже нанесли такой вред глазу, что успешное проведение операции немыслимо. Они таким образом самостоятельно обрекают себя на слепоту.

Q. Как пациенту определить наступило ли время операции?

А. Это крайне важный вопрос, и он связан с другой особенностью катаракт у наших соотечественников, которую я называю “социально-культурологической”. Это касается людей пенсионного возраста, когда катаракта наиболее часто подлежит хирургическому вмешательству.

Образ жизни наших иммигрантов во многом отличается от образа жизни американских пенсионеров. Американцы с молодых лет водят автомобиль и не отказываются от руля до тех пор, пока способны нажимать на педали. Они продолжают вести достаточно независимый образ жизни и в преклонном возрасте, играя в гольф, бинго или карты, широко пользуются компьютером и свободно “гуляют” по интернету. Эти виды деятельности, в свою очередь, предъявляют высокие требования к зрению. Поэтому катаракта, даже в начальной стадии, когда зрение снижается на две-три строчки, вызывает трудности в выполнении привычных для них ежедневных дел. Если врач рекомендует операцию как единственный путь улучшения зрения, они, как правило, соглашаются на нее, поскольку понимают, что доктор принимает решение на основании длительного обучения, за которым следует интенсивная стажировка и практика; то чем не обладает пациент. Поэтому типичная “американская катаракта – молодая, мягкая, и не представляет собой технического вызова хирургу. Такая операция, как правило, занимает не более 10-15 минут, и уже в день операции пациент ощущает улучшение зрения.

Наши пенсионеры по праву пользуются многими благами, предоставляемыми этой прекрасной страной. Но все же они не так независимы в своей повседневной жизни, передвижениях, и видах заслуженного отдыха. Это частично связано с языковым барьером, “букетом” общих заболеваний, ограничивающих их подвижность, да и условиями американского быта, не совсем естественного для людей, которые десятки лет жили в совершенно иных условиях Как много людей могли позволить себе купить автомашину “там”? Учиться же водить в преклонном возрасте не просто, не говоря о том, чтобы купить машину на выделяемое пособие. Это часто определяет заниженные требования к своему зрению.

Важно понимать, что катаракта развивается медленно, и мозг частично привыкает к тому, что видят глаза. Использование казенного транспорта или услуг безотказных помощниц не требует высокого зрения вдаль. Один из первых признаков развившейся катаракты – желание надевать темные очки выходя на улицу в яркий солнечный день. Связано это с тем, что свет, проходя через помутневшие слои хрусталика вместо того, чтобы фокусироваться на сетчатке, рассеивается и вызывает светобоязнь в той или иной степени, и это сигнал о том, что пора показаться вашему доктору.

Другой симптом – уменьшение оптической силы очков для чтения или приобретение способности читать вообще без очков. Когда я беседую со своими пациентами по поводу катаракты, то часто слышу: “Но доктор! Мое зрение с годами улучшилось настолько, что мне больше не нужны очки для чтения!”. Действительно, в народе это изветно как “второе зрение”. Для нас, специалистов, однако, это означает, что катаракта уже в той стадии, когда тянуть с операцией не следует. Данное явление объясняется тем, что хрусталик уплотняется и начинает функционировать как минусовая, рассеивающая линза. Этот “минус” и компенсирует оптическую силу ваших “плюсовых” очков и, в результате, ваша возрастная дальнозоркость исчезает. На мой следующий вопрос пациенту: “А как вы чуствуете себя в яркий солнечный день?”, часто следует: “А я без темных очков и не выхожу!” . Поскольку мы являемся представителями самой читающей нации, и большинство наших пенсионеров проводят много времени за чтением, легко понять их нежелание оперироваться невзирая на совет врача.

Очень важно также понимать, что катаракта развивается ассиметрично. Если на одном глазу катаракта уже заметно снижает зрение, а на другом глазу зрение еще хорошее, то человек, в нормально видящий обоими глазами, может и не заметить проблемы. Я часто встречаюсь с пациентами, которые случайно закрыв лучший глаз, обнаруживают, что другой глаз почти не видит. С такой катарактой справиться значительно сложней. Чтобы этого не допустить, следует периодически, хотя бы раз в неделю, закрывать поочередно то один, то другой глаз для сравнения. Ответ на простой вопрос: “Если бы мой лучший глаз видел так же, как худший, как бы я себя чувствовал?” подскажет, пора ли показаться врачу.

Наконец, многие пожилые люди помнят как раньше говорили: “Пока не созреет, не приходи”. Действительно, 20-30 лет назад, когда операция проводилась через большой разрез, с наложением швов и вытекающими отсюда осложнениями, мы ждали, когда катаракта превратится в “камень”. Ее легче было удалять. Я хорошо помню такие операции в 70-х – 80-х годах. Пациенты после операции лежали на спине, как минимум, сутки, и проводили в больнице неделю. Поверите ли, таким методом до сих пор оперируют в некоторых глубинках бывшего СССР. Современный метод удаления катаракты – ультразвуковой (некоторые ошибочно называют его лазерным). Такая операция осуществляется через крохотный разрез, совершенно безболезненно и без швов. Риск осложнений такой операции ничтожен. При этом пациент уезжает через 20 минут и дома может смотреть телевизор, читать газеты, готовить пищу, и осуществлять легкие работы. Этот метод, однако, предусматривает незрелые мягкие катаракты. Зрелые твердые катаракты могут явиться камнем преткновения. Оттягивание операции на отдаленные сроки искусственно увеличивает риск остожнений, что не в интересах ни пациента, ни хирурга. Это касается обычных катаракт, и особенно тех, которые сопровождаются эксфолиациами. Затягивание сроков с последними особенно недопустимо.

Q. Но неужели не существует других методов борьбы с катарактой? Ведь рекламирут же витаминные капли, искусственные слезы для катаракты, такие капли как Квинакс и Тауфон?

А. Сегодня не существует терапевтических методов лечения катаракты, эффективность которых была бы доказана экспериментально или практически. Катаракта – заболевание хирургическое и лечится оперативным путем, когда к этому имеются показания. Что касается различных средств, якобы останвливающих рост катаракты, или, более того, способствующих ее обратному развитию, то в настоящее время не существует ни одного статистически достоверного исследования, которое продемонстрировало бы эффективность таких препаратов.

Гомеопатические капли SIMILASAN CATARACT CARE в качестве активных ингредиентов содержат фосфор и экстракты таких растений, как морской пепельник и пятнистый болиголов. Показанием к использованию этих капель являются ослепление от фонарей в ночное время или круги вокруг ярких огней. Капли обволакивают роговицу глаза и, таким образом, уменьшают отблески от беспорядочно отраженного света. В описании препарата указано, что эти капли не имеют побочных эффектов. Это неверно. Я сталкивался с редкими случаями, когда у пациента была аллергическая реакция. Кроме того, таким же действием обладают любые другие “искусственные слезы” (artificial tears), с гораздо меньшим аллергенным потенциалом. Помните однако то, о чем мы говорили выше: если катаракта вызывает симптомы, значит она “просится наружу”.

Витаминные капли (французские ВИТАФАКОЛ и ВИТАЙОДУРОЛ, финский ОФТАН-КАТАХРОМ) существуют десятки лет. В СССР эти капли назначались при катаракте, якобы для замедления ее развития. Тогда, в конце 70-х начале 80-х, когда очередь на операцию в стационаре составляла от 3 до 5 лет, мы таким образом старались не выглядеть беспомощными, и хоть чем то пытались на это время облегчить симптомы катаракты. Данных об эффективности этих капель не было и нет. Переход на амбулаторную хирургию в конце 80-х начале 90-х ликвидировал очереди и, соответственно, необходимость применения витаминных капель. Тем не менее они по прежнему используются в некоторых европейских странах с социальной или государственной медициной в связи с наличием очередей или государственных годовых квот на выполнение операций.

Считается, что капли КВИНАКС способны рассасывать непрозрачные белки хрусталика. Действительно, хрусталик глаза состоит, в основном, из воды и белка. При катаракте белок собирается в глыбки, прозрачность хрусталика снижается и зрение ухудшается. Процесс помутнения белка хрусталика можно было бы сравнить с превращением прозрачного сырого белка яйца в процессе его варки в непрозрачный. Чтобы воспроизвести эффект КВИНАКСА в домашних условиях, возьмите вареное яйцо, снимите скорлупу и капайте КВИНАКС на белок от трех до пяти раз в день, как рекомендуется в описании препарата. Если белок станет прозрачнее, у вас хороший шанс на получение Нобелевской премии.

Капли ТАУФОН (Таурин) – производное экстракта бычьей желчи. Описание препарата не дает ни малейшего представления о его истинном действии. Ошибочно он называется аминокислотой, что добавляет “серьезности”. Не существует ни одного статистически достоверного исследования, демонстрирующего положительный эффект этих капель на развитие катаракты.

Поэтому мой призыв – не тяните с операцией если у вас даже небольшие симптомы, а доктор рекомендует операцию.

Оставьте ваш Ответ